Основные разделы:

 Мебель для спальни

 

 Мебель для детской комнаты

 

 Мебель для кухни

 

 Мебель для ванной комнаты

 

 

 Мебель для гостиной

 

 Мебель для кабинета

 

 Мебель для офиса

 

 Стулья, полукресла

 

 Мягкая мебель

 

 

 Стили мебели

 

 Кожаная мебель

наши рекомендации:


Опубликовано: Март 28, 2012

05.05.05

Китаева Елена: Интервью

Наша телеакадемия не один раз отмечала ее оформление канала статуэткой ТЭФИ. Да что там академики? Серебряная награда в Риме на Promax & BDA Europe в самой престижной номинации - «Лучшее оформление канала». Публикации о Елене Китаевой, главном дизайнере телеканала «Культура», а в творческой среде больше известной под псевдонимом Мао, можно найти в лучших мировых изданиях, пишущих об искусстве. Уровня ART News, например. И у нас тоже можно найти...

- Вы ведь еще и действующий современный художник? Давно вы начали заниматься искусством?

- Еще в институте начала делать футуристические плакаты. Но это не искусство, скорее арт-дизайн. У меня сложное отношение к современному искусству. Оно или не слишком профессионально, или представляет собой кальку с западных стандартов. Листаешь каталог и видишь, как много компиляций. Нового мало, разве что «Синие носы». Но современное искусство дает кучу находок для дизайна.

- А кто креативнее?

- Сейчас дизайн - это технологии. Человек с именем, имея огромное количество идей и заказов, делает генеральные зарисовки, какие-нибудь почеркушки ручкой. А за его спиной стоит тонна китайцев, которая все это доводит до производства.

- Так вы все-таки современный художник или дизайнер?

- С трудом различаю дизайн и искусство. Стерлись границы. Идеи искусства могут родиться в рекламном ролике, в клипе модной певицы. А реклама в свою очередь использует находки искусства. Правда, иногда большую идею спускают на бытовой, потребительский уровень.

- Вы ведь работали в «Премьер СВ». Как вы попали в рекламу?

- Просто пересеклись случайно с Юрой Грымовым.

- Кем вы там были? С какими брендами работали?

- У нас не было должностей, все делали все: наружную рекламу для мебельной фирмы «Шик», рекламные ролики колготок с Ренатой Литвиновой, обливавшей кого-то алкоголем. Параллельно я работала для ИМА-пресс. Еще было много политических заказов. Мы делали кампанию «Ельцин - наш президент». Знаменитые кадры, где он пляшет. Предвыборную кампанию для Лебедя. Но все это скорее зарабатывание денег. Тогда у заказчиков был такой заход: «Я плачу деньги, и делай, что сказано. Сказано нарисовать виньетку, рисуй виньетку». Поэтому, как только в 97-м году появилась возможность уйти, я сразу ушла.

- Куда?

- На НТВ. Люблю менять жанры. Параллельно делала выставки в Центре современного искусства, вообще вращалась в художественных кругах. И там тоже все только начиналось. И телевидение тогда было допотопное. Межпрограммка сводилось к тому, что показывали фотографию осеннего парка и на ней было что-то написано. Никакой графики. Только от НТВ более или менее веяло свежестью. На канал меня позвала Лена Курляндцева, знаменитый тележурналист, куратор и критик, которая сейчас умирает от рака. С НТВ и началась революция в российском теледизайне.

- Вы участвовали в разработке логотипа с зеленым шариком?

- Нет. Я вообще плохо к нему отношусь - не люблю логотипов, привязанных к какому-то предмету. Люблю, чтобы в дизайне была история, действие. Я как дизайнер исповедую беспрерывное движение.

- Поэтому вы и придумали те заставки с медведем, силачом и ребенком, когда сверху падает водопад зеленых шариков?

- Да, и это была реакция на этот оскопленный шарик, который был одинок, находился в пустоте. Хотелось растормошить его.

- А почему ушли с НТВ?

- Это было время Левина. И работать с ним в какой-то момент стало трудно. Он мне иногда говорил: «Ты ведь не сидишь с Гусинским на одной лавке в синагоге, а я сижу». Мол, я никогда не пойму истинных ценностей НТВ. Я ушла, а Сережа Шанович пришел.

- На «Культуру»?

- Сначала немного поработала на «России». Когда там работала, ходила на «Культуру» и факультативно им делала заставки. На «России» не удавалось добиться живого дизайна.

- Как на «России» называлась ваша должность?

Не помню. Слова «дизайнер» у них тогда не существовало.

- А кто до вас официально делал дизайн на «Культуре»?

- «Видео Интернешнл». Там была такая книга с перелистывающимися страницами и еще какой-то козел. На самом деле это был сатир с гигантскими козлиными рогами. Тогда было модно дробить картинку на квадратики. Они перемещались относительно друг друга. В этих квадратиках появлялись книги, театральная маска и эта скульптура козла, который почему-то доминировал, занимал самый большой квадрат.

- И что вы сделали с этим козлом?

- Они уже понимали: что-то тут не то. В то же время не хотелось заштампованных символов культуры: палитра, кисточка, театральная маска - в общем, первого, что приходит в голову. Я предложила сделать шрифтовую историю: слова, буквы. И они согласились.

- У вас были какие-то референсы? В том смысле, что было ли на кого оглядываться из зарубежных каналов аналогичной ориентации?

- Подобные зарубежные каналы - Arte, Mezzo - немного другие. Они ориентированы больше на современное искусство, современную литературу и музыку. Но там мало межпрограммных заставок. Я общалась, например, с дизайнером канала 3sat, и он даже присылал мне кассету с работой, которую он делал год. Я когда получила эту кассету, думала - будет чему поучиться. А там возле кустов стоят люди разных национальностей: метисы, мулаты, индусы, полунегры, полукитайцы. А это ведь европейский канал. И они встряхивают волосами в рапиде. И у них такие умиленные лица. Вот такое у них оформление. Я этого не понимаю. И почему в кустах? А вы говорите референсы.

- Так что с каналом «Культура»?

- Они приняли вариант со шрифтовым дизайном и пригласили меня работать. К тому времени уже закончились мои отношения с «Россией», и я согласилась.

- Получается, что вы ушли от одной допотопности к другой?

- Да, но работать на канале, который рассказывает о культуре, литературе, о балете, намного приятней, чем на канале, дающем в эфир какое-нибудь гнусное политическое шоу. Или юмористические передачи, призванные веселить народ. Это просто жутко. А я всегда мечтала, как и любой художник, делать то, что мне близко.

- По деньгам это был невыгодный переход?

- Денег существенно меньше. И до сих пор это так. Иногда коллеги говорят: «Ну, у Лены такая скромная, недорогая графика». Они просто не понимают, с какими бюджетами мы работаем.

- А куда уходят деньги в телевизионном дизайне? Что именно требует финансовых вложений?

- Невозможно сделать хорошую студию за 5 тысяч долларов. Нельзя из картона сделать то, что делают из стекла и металла. Или на 20 квадратных метрах получить тот же пространственный эффект, что и на 500. Я, например, не могу заложить съемку из космоса Русского музея в Петербурге. Невозможно пригласить специалиста высокого класса на 600 долларов в месяц. Потому что он в другом месте получит 3-4 тысячи. Так что когда мне предъявляют претензии - там кривенько, там косенько, я к этому отношусь спокойно. Знаю, из каких это крошек лепится. Почти все делается на подвижническом энтузиазме. Кроме того, есть трудоемкий экзекьюшен. Если у тебя работают 5 человек, а не 45 - это большая разница. Здесь одними и теми же руками делаются и анонсы, и передачи, и студии.

- И при этом вы все-таки получили международный приз за оформление телеэфира в Риме.

- Да, но за участие в этих конкурсах надо платить деньги. У нас очень тяжело пройти все бухгалтерские инстанции с оформлением документов. Мне тогда на канале сказали: «Мы тебе все оплатим, но это будет длиться три месяца». С такой процедурностью никогда никуда не попасть. В какой-то момент я поняла, что это непроходимо, и просто заплатила свои деньги, послала в Рим наши работы, и в результате мы получили премию. Если бы я этого не сделала, мы бы до сих пор отсылали в Италию разные факсы с платежками. У них там такого способа коммуникации уже давно нет, все платится по карточке.

- А теперь ставлю вопрос ребром: какова концепция визуального оформления телеэфира на канале «Культура»?

- Красивых слов не ждите. Могу сказать, что вначале была шрифтовая история. Ее смысл: культура как текст. Как видоизмененная, преломленная в человеческом сознании реальность. Поэтому и появилась идея искусственности, возведенной в абсолют. Шрифтовая история - это был пик формализации, когда форма превыше всего. Отдельно существующая буква, путешествующая в пространстве. Потом возникло отстраненное белое пространство, футуристичное, очищенное от деталей, в котором действуют абстрактные персонажи. Утрированно умозрительные, обобщенные, безликие, лишенные атрибутов индивидуальности, без возраста, без пола, холодные, почти манекены. Читающие пустые книги, по которым текут реки букв. Нереальная среда, не имеющая к жизни никакого отношения. Все будто сделано из воздуха и света. Какие-то юноши с арфами. Это была квинтэссенция искусства, отделенного от бытовухи, от жизни, со смертями, слезами, кровью. Там - деньги, брошенные старики. А здесь этого нет, все очищено.

- А как же девушка в красном и с красным же веером? Она очень даже имеет признаки пола. Талия у нее имеется и все остальное.

- Это у нас была оперная дива. Но она ведь почти нереально графична, эфемерна и бесплотна.

- Это все идеальная история, а ведь на канале много программ. Трудно, наверное, удерживать целостность дизайна?

- Да, масса производителей со своими диковатыми шапками, своим дизайном внутри программ. Кинопоказ, ретропередачи, какие-то не очень высокого уровня архивные съемки. И нужно сделать что-то взвешенно нейтральное, чтобы все объединить. Вот на НТВ, например, идеальная ситуация, выстроенная еще Левиным, - все делается в одном месте. Все под контролем. Ничто не прошмыгнет мимо носа. Для «Культуры» это еще и потому так актуально, что форматы передач намного мельче, чем на других каналах. Меньше глобальных, часовых программ. Получается разношерстная, расщепленная среда, калейдоскоп такой. И мечта любого дизайнера тотально все облагородить, подчистить, привести в порядок.

- Кого вы себе представляете в качестве зрителя, когда придумываете дизайн?

- Канал «Культура» - это заповедник. Его зрители - прекрасная аудитория, которая тянется к искусству и составляет золотое достояние страны.

- Что вы хотите, чтобы почувствовал этот прекрасный человек, нажавший пятую кнопку на пульте? Должно быть ему тепло и уютно в том мире, который вы ему предлагаете?

- Я ненавижу слово теплота. И слово уют. Люди, которые приходят ко мне в дом, обычно говорят: «Как-то у тебя неуютно». Я люблю атмосферу чистоты и пустоты, чтобы было очень мало предметов, много света, пространства, воздуха. Не люблю маленьких помещений, насыщенных вещами. Мне нравятся пространства, где можно бродить в пустоте, в которой из тебя самого рождаются образы. У нас на канале сейчас именно такое пространство - без пола, без неба. Шрифтовая стена, зеркальный пол, отражения. Это мое представление о нереальной реальности, где нет привычных предметов: стульев, столов и прочего. В моем понимании это и есть рай, где не нужно быта, пищи. Все питаются духом. У меня аллергия на вещественный мир, где много ненужности, загроможденности. Поэтому я терпеть не могу антиквариат.

- Что же вы все-таки даете зрителю?

Свободу от штампов.

- И в дизайне, и в искусстве вы как будто взламываете плоскость. А может быть, зритель канала «Культура» устал от динамики и как раз хочет плоскости, спокойствия и ретро?

- Не будет здесь никакого ретро. И не должно быть. Считаю, что это противопоказано. На канале и так много хроники и воспоминаний стареющих актрис, писателей и т.д. Мы просто погибаем под этим ретро. Настоящий тихий кошмар. Тогда нужно открывать ретроканал. Я бы больше показывала современное состояние культуры. Ведь это не мертвое тело.

- Чья музыка звучит на заставках?

- Антона Батагова. Она минималистична и совпадает по стилю с дизайном канала.

- Почему в арт-мире вы существуете под псевдонимом Мао?
- Это мы с Маратом Гельманом придумали, когда с ним и с Леней Парфеновым делали проект «Новые деньги».

- Что за проект?

- В 97-м году должна была пройти деноминация. Мы предложили свои варианты оформления денег. Смысл в том, что это должна была быть самоидентификация страны и нации. Все страны уже прошли эту стадию - печатать на деньгах деятелей культуры и науки. А нам это нужно. Там на купюрах были Менделеев, Репин, Малевич и др.

- Массовость продукта и его качество - взаимоисключающие вещи?

- Нет, конечно. За десять лет, пока у нас рынок существует, снобизма в мозгах поубавилось, к счастью. Я вообще исповедую идею о тайном влиянии мастера. Есть масса вещей: каких-то кресел, буфетов, бытовых предметов, которые делали ремесленники. Сейчас эти люди могли бы называться дизайнерами. Это нормальная достойная работа, формирующая среду и сознание человека. Человек должен быть окружен прекрасными предметами. Многие по статусу покупают какую-нибудь вещь, скажем, Старка, не понимая ее ценности и красоты. Гораздо круче, когда человек покупает вещь, выбирая ее из многих других не за имя, не за известный бренд, а по эстетике, по духу.

- Куда вообще движется культура?

- В футуризм, в космос. Я, правда, не любитель высоких обобщений.
- А теледизайн?

- Он подвержен влияниям общей моды, мирового искусства и т.д. Но никакого генерального направления, по-моему, нет. В основном приветствуется разнообразие. И я думаю, что и дальше так будет, потому что дизайнеры сами будут искать своей непохожести на других. Вообще всегда есть два направления - работать в мейнстриме, не вываливаться на обочину. И одновременно с этим - желание быть ни на кого не похожим. Между этими двумя стремлениями внутри каждого художника идет борьба.

- Что вы думаете о современном дизайне в печатных СМИ?

- Мне сейчас очень нравится ситуация во всех областях. По-моему, идет профессиональная, грамотная работа. Существует огромное количество дизайнеров, которые не тянут на себя одеяло, а просто ежедневно, тихо и героически делают свою работу. А ведь миллионы читателей и вообще людей не подозревают об этой тайной жизни определенной группы людей. И об этом межцеховом диалоге и соревновании профессионалов. Я смотрю на этих патриотов своих изданий, которые для какой-нибудь проходной статьи выдумывают необыкновенные рисунки, и думаю: «Сколько людей это прочитает?» Очень мало.

- А картина мира у вас какая?

- Ортодоксально православная.

- Так в православии же радостная эстетика, а у вас футуризм, минимализм? Суровые все вещи-то?

- У меня минус на плюс накладывается и получается человеческое равновесие.

- Я правильно понимаю, что работа на канале «Культура» - это у вас миссионерское?

- Может быть. Но, кроме того, я считаю, что все должны ощущать свое место в жизни. Свой шесток, в хорошем смысле слова. Потому что кто мы, собственно говоря, такие? Просто люди. Мало живущие, мало влияющие на ситуацию в глобальном смысле. Мы не расписываем Сикстинские капеллы, не строим соборы Святого Петра.

- Когда все время работаешь в невербальной сфере, наверное, трудно иногда перекодировать визуальность в слова? Просто переходишь на сущностный уровень.

- Я вообще не придаю значения внутреннему, смысловому состоянию проекта. Я исповедую формализм в чистом виде. Для меня главное - форма, а не содержание. На содержание просто не обращаю внимания. Потому что некие смыслы, тезисы, которые ты хочешь донести, формируется где-то глубоко, на подсознательном уровне. Нет нужды их проговаривать. Они просто не словообликаемы. Поэтому хочется иногда сказать: «А что вам, собственно, здесь непонятно? Зачем еще и словами что-то объяснять?»


ЕЛЕНА КИТАЕВА, главный дизайнер телеканала «Культура»
Родилась в 1960 году в г. Иваново.
Закончила Академию Художеств в Минске по специальности «Дизайн».
В 1992-94 гг. - главный художник Большого Академического театра Оперы и Балета в Минске.
В 1995-96 гг. арт-директор РА «Премьер СВ».
На телевидении с 1996 года. В 1996-98 гг. дизайнер, шеф-дизайнер телекомпании НТВ. В 1998 году переходит на РТР, а затем - на канал «Культура».
Лауреат национальной телевизионной премии ТЭФИ-2002 и ТЭФИ-2004 в номинации «Телевизионный дизайн» за оформление телеканала «Культура». С 2004 года академик ТЭФИ.
В 2004 году получила серебряную награду международного телевизионного конкурса Promax & BDA Europe в номинации «Лучшее оформление канала».
В 1997 году в преддверии деноминации рубля вместе с Леонидом Парфеновым и галереей Марата Гельмана осуществила проект по возвращению российским деньгам индивидуального лица, итогом которого стала выставка «Новые деньги».
Лауреат международных конкурсов дизайна. Постоянный участник всемирных дизайнерских Биеннале в Тояма, Париже, Колорадо, Лондоне, Тайбее, Хельсинки, Лахти, Мехико, Варшаве, Брно, Загребе и Огаки. Персональные и групповые выставки в Третьяковской галерее, Штайдлих Музеум в Амстердаме, DDD в Осаке, Центре фотоискусства в Финляндии, в частных галереях в Кельне, Нью-Йорке, Чикаго, Москве. 

 

источник: tvkultura.ru

 


От: marina51  1192 просмотров


-

Скрыть комментарии (отзывы) (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя: (или войдите через соц. сети ниже)

Комментарии и отзывы ( потяните за правый нижний край для увеличения окна ):
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
Предыдущая и следующая статья:
« Святослав Бэлза: "Я и сыновья - три мушкетера!"Сологуб Федор. Звезда Маир »