Основные разделы:

 Мебель для спальни

 

 Мебель для детской комнаты

 

 Мебель для кухни

 

 Мебель для ванной комнаты

 

 

 Мебель для гостиной

 

 Мебель для кабинета

 

 Мебель для офиса

 

 Стулья, полукресла

 

 Мягкая мебель

 

 

 Стили мебели

 

 Кожаная мебель

наши рекомендации:


Опубликовано: Март 19, 2012

Ненаучные страдания

Сотрудник РАН вынужден жить прямо на работе

          Перед сном Мадина Шахбиева сушит колготки на офисном вентиляторе. Спать укладывается на сдвинутые кресла. Второй месяц кабинет в Институте научной информации по общественным наукам (ИНИОН РАН) – единственное пристанище филолога Мадины Хас-Магомедовны.
          «Вечерка» выяснила, почему сотрудник Академии наук остался без крова.
        
          Спасительная простыня
          Второй месяц Мадина Шахбиева не принимает душ – мыться приходится в туалете над раковиной, когда коллеги разойдутся по домам. Первое время ей приходилось спать в одежде – без нее неприятно ложиться на кресла, о которые днем терлись десятки чужих штанов и юбок. Недавно – какое счастье! – ей подарили простыни.
          «Сотрудник РАН умирает на рабочем месте» – так Мадина Хас-Магомедовна озаглавила письмо, присланное в редакцию «Вечерки». У старшего научного сотрудника ИНИОН РАН Шахбиевой серьезное заболевание легких и иммунной системы. Ей бы в течение дня несколько раз отойти от рабочего стола, прилечь – но как это сделаешь в кабинете, где много народу? А ее комната в Доме аспиранта и стажера № 2 Академии наук с 19 января опечатана – неуплата за проживание.
          – Хорошо, тогда были морозы – я пришла сюда в шубе, – горько усмехается Мадина Хас-Магомедовна. – Только что я в ней буду делать, когда потеплеет? Я ушла в том, что было на мне: в юбке, свитере, – и палантин прихватила. Юбку пришлось покупать новую – от переживаний я похудела на 4 кг.
        
          Забыли на 8 лет
          Мадина Шахбиева жила в общежитии РАН 19 лет – с тех пор, как в 1992 г. уехала из тогда еще мирного Грозного в аспирантуру Академии наук.
          В 1997 г. защитила кандидатскую, а стать доктором наук ей не довелось – выбила из колеи пришедшая в 2000 г. весть, что разрушен дом и погиб отец, единственный близкий человек. Летом 2001 г. ее отчислили из докторантуры Института языкознания РАН, выписали из общежития – срок учебы закончился.
          Правда, по ходатайству вице-президента РАН академика Геннадия Месяца ей продлили срок проживания в ДАСе еще на год – с формулировкой, что Мадина Хас-Магомедовна доделает докторскую, а потом уедет работать в Грозный, в Комплексный научно-исследовательский институт РАН.
          – Но приказом от 1 марта 2002 г. Шахбиева была отчислена из Института языкознания в связи с неуплатой за проживание, – показывает документы Ирина Середина, начальник отдела размещения ФГУП «Жилищно-коммунальное управление РАН». – Долг за 3 месяца уплатил институт. Но она продолжала занимать отдельный двухместный блок площадью 14 кв. м и комнату для хранения личных вещей (4,5 кв. м) еще 8 лет – и ничего не платила. На сегодня долг составляет 555 364 руб. 41 коп. за комнату плюс 196 720 руб. 01 коп. – за подсобку.
          Почему так вышло? Мадина Хас-Магомедовна стискивает виски:
          – Никто не напоминал мне о плате, на вахте у меня не спрашивали пропуск. На меня как будто закрыли глаза…
          С 2004 г. Шахбиева работает в ИНИОН РАН. Идиллия с общежитием продолжалась до октября 2009 г., пока не сменилось руководство ДАС-2. И Мадина Шахбиева обнаружила, что теперь ей придется отдавать за проживание (по утвержденным расценкам РАН) 18,5 тыс. в месяц. То есть 80% ее зарплаты – тогдашней.
          А в этом году, в январе, Мадина Хас-Магомедовна получила (судя по расчетному листку) вообще чуть больше 15,7 тыс. чистыми.
        
          Без всяких исключений
          Мадина Шахбиева бросилась к директору ИНИОН – академику РАН Юрию Пивоварову. Целый год институт оплачивал сотруднице проживание. Случай в наши дни неслыханный, особенно если учесть, что финансирование научных учреждений оставляет желать лучшего.
          За это время руководство ИНИОН сделало все возможное, чтобы решить жилищный вопрос Шахбиевой.
          Мадина Хас-Магомедовна – ценный сотрудник, знает несколько редких кавказских языков, организует конференции, она ответственный секретарь одной из серий реферативного журнала, который выпускает институт.
          А у Академии наук в кои-то веки появилась возможность предоставлять жилье сотрудникам.
          7 марта 2000 г. правительство Москвы приняло Постановление № 173 о строительстве жилого дома на Челябинской улице, где 25% жилых площадей будет предназначено сотрудникам РАН.
          А 19 августа 2008 г. – Постановление № 748-ПП о реализации многофункционального жилого комплекса на ул. Вавилова, вл. 27-31, где для сотрудников РАН выделено 37,5% площадей. Может, там нашлась бы «однушка» для Шахбиевой?
          Но заместитель управляющего делами РАН Сергей Карелов был непреклонен: жилищные сертификаты предоставляются только молодым ученым: кандидатам наук моложе 35 лет и докторам моложе 45 (ответ на ходатайство директора ИНИОН от 25 декабря 2009 г.). А Мадине Хас-Магомедовне в этом году исполнится 51. И исключений не будет.
        
          Некуда идти?
          По словам Юрия Пивоварова, Мадине Шахбиевой неоднократно предлагали поправить финансовое положение – заняться дополнительной работой здесь же, в институте, пойти преподавать, подать заявку на участие в гранте. Но женщина плохо себя чувствует – справиться бы с основными служебными задачами.
          – В опечатанных комнатах у меня остались продукты, лекарства, книги, без которых я не могу работать, – всхлипывает Мадина Хас-Магомедовна. – Другого жилья нет. Нет и статуса беженца – я уехала из Чечни до войны.
          Шахбиева уверяет: все проблемы от того, что в 2003 г. ДАС-2 из общежития стал гостиницей. В связи с этим взлетели и тарифы. Вот если бы с нее брали, как до 2002 г., 500 рублей! Или пусть предоставят другое общежитие…
          – Изменение статуса ДАСа не повлияло на стоимость проживания, – возражает Ирина Середина. – А вот изменение статуса Шахбиевой – повлияло. 500 рублей платили аспиранты (в те годы это составляло 15% реальной стоимости койко-места). А научные сотрудники оплачивают все без скидок.
          Конечно, за 19 лет комната в гостинице стала для женщины домом родным, да и жить в двух остановках на метро от работы удобно. Но, может, стоит переехать в более дешевое жилье? За МКАД, например. Тем более что работа в академическом институте не требует ежедневного присутствия на службе.
          Осторожно намекаю на это Мадине Хас-Магомедовне.
          – Я ведь за эти годы накопила столько имущества: мебель, стиральную машину, холодильник… – закрывает лицо руками женщина. – Как я буду перебираться в комнату меньшего размера?
        
          Прямая речь
          Владимир ДРАНИШНИКОВ, первый заместитель начальника ФГУП «ЖКУ РАН»:
          – Как только Мадина Шахбиева оплатит проживание на следующий срок, она вернется в гостиницу. Никто не запрещает ей в любой момент забрать вещи из комнат – они опечатаны лишь для сохранности ее имущества.
          Кстати, Мадина Хас-Магомедовна могла бы умерить свои запросы: остаться в гостинице, но делить комнату с другим жильцом (одноместных блоков, к сожалению, у нас не существует), как это делает большинство аспирантов и сотрудников РАН. Тогда проживание обошлось бы ей всего в 7,2 тыс. руб. в месяц.

Автор: Мария РАЕВСКАЯ 



От: Источник: Вечерняя Москва 20.02.2011,  




Похожие темы:



    « Вернуться
    Предыдущая и следующая статья:
    « 42% сотрудников дружат с конкурентамиСтартовая площадка для молодых »