Основные разделы:

 Мебель для спальни

 

 Мебель для детской комнаты

 

 Мебель для кухни

 

 Мебель для ванной комнаты

 

 

 Мебель для гостиной

 

 Мебель для кабинета

 

 Мебель для офиса

 

 Стулья, полукресла

 

 Мягкая мебель

 

 

 Стили мебели

 

 Кожаная мебель

наши рекомендации:


Опубликовано: Март 10, 2012

В столице заработал первый кризисный центр для несовершеннолетних мам


 В столице заработал первый кризисный центр для несовершеннолетних мам

          Большой уличный указатель «Дом ребенка № 22» можно увидеть примерно в середине Нежинской улицы.
          Горожан он слегка дезориентирует: стрелка на нем направлена на ворота, ведущие в соседнее учреждение – в обычный детский сад.
          Теперь же этот кусок пластика нужно не только перевешивать, но и кардинально обновлять: надпись на нем больше не соответствует действительности. В начале года 22-й Дом ребенка реорганизован с образованием на его базе первого в городе Кризисного центра для несовершеннолетних мам. О его официальном открытии наша газета кратко уже сообщала, но до самых последних дней капитально отремонтированное здание бывшего типового Дома малютки пустовало. Первые крошечные постояльцы и их родительницы, фактически сами пока еще не вышедшие из отроческого возраста, появились здесь только на этой неделе.
          В прошлом году в столице зарегистрировано 1470 случаев беременности у несовершеннолетних. На первый взгляд, для многомиллионного города крохи. Но, во-первых, речь идет об официальной статистике, реальные же цифры, видимо, несколько больше. Во-вторых, мы привыкаем, что наше общество дрейфует к устоявшейся европейской модели воспроизводства населения с отложенными браками и поздними случаями рождения детей. И на этом фоне «маленькие мамы» (кстати, именно так – «Маленькая мама» – и называется объект на Нежинской, 10) обществом не то чтобы осуждаются, но воспринимаются как нечто из ряда вон. В-третьих, только 580 из 1470 упомянутых персон довели дело до родов, остальные так или иначе беременность прекратили (а чем это чревато в столь юном возрасте, объяснять, наверное, не нужно).
          В-четвертых, 20 рожениц, произведя дитя на свет, сразу же от него отказались.
          – Проблема раннего материнства не медицинская, не социальная и даже не педагогическая, она общественная в целом, – считает заместитель мэра Москвы по социальной политике Людмила Швецова, выдавшая новому учреждению своеобразную «путевку в жизнь». – И заниматься ею должны разные стороны нашего социума. Именно поэтому еще в декабре Департамент семьи и молодежной политики, которому подведомственна «Маленькая мама», заключил соглашения о совместной деятельности с другими структурами московского правительства – департаментами здравоохранения, образования, труда и занятости. Мы рассматриваем этот проект как инновационную социальную работу, потому что аналога среди государственных учреждений, по крайней мере в нашем городе, у него нет. Подавляющее большинство сотрудников пришли сюда из Домов ребенка, так что они отлично представляют специфику контингента и основные принципы работы.
          Годовая проектная наполняемость центра – полторы сотни несовершеннолетних мам. Предполагается, что поступать сюда они смогут по разным каналам, в том числе по линии негосударственных кризисных объединений или по инициативе правоохранительных органов. Но в основном, считает директор центра Татьяна Хрупалова, их «клиентки» – контингент роддомов или детских домов, среди обитательниц которых, как свидетельствует все та же статистика, имеет место большинство случаев беременности у несовершеннолетних.
          Возможно, какие-то социально-педагогические схемы работы с находящимися в «Маленькой маме» воспитанницами со временем сложатся, пока же здесь предпочитают не строить шаблоны, воспринимая каждый случай как особый, требующий индивидуального внимания.
          Так, 17-летняя Валерия Гришина – одна из первых трех мам, оказавшихся в центре, – попала сюда с уже двухлетним ребенком – сыном Артемом.
          – Вообще-то я коренная москвичка, причем в четвертом поколении, – откровенничает Лера. – Проблема у меня, по сути, одна. Поскольку я ежедневно на занятиях в Колледже легкой промышленности (учусь на администратора туристической фирмы), малыша оставлять негде (из родни в Москве есть только тетя, но общаемся мы мало). Поэтому такое заведение для меня выход из положения. Но жить мне тут осталось два месяца – до 18-летия. Потом возвращаюсь в свою квартиру на «Бабушкинской».
          – А отец ребенка?
          – Жив-здоров, иногда навещает. Но готов ли он взять на себя ответственность за семью, похоже, сам пока не решил. Я думаю так: если окажется достоин – милости просим, если нет – найдутся другие, еще лучше.
          Максимальный период пребывания для мамы с малышом в кризисном центре – полгода. В течение этого времени к услугам обитательниц – пятиразовое питание и круглосуточно дежурящие медсестры, а также штатные сотрудники – врач, массажист и психолог.
          Жилые помещения сгруппированы по семейному принципу: в центре каждого блока из четырех спален площадью по 10 кв. м каждая – просторная гостиная-студио с буфетной зоной, оснащенной простой в управлении современной бытовой техникой. За стенкой – комфортный санузел. Чтобы полностью исключить ощущение казенного учреждения и создать близкую к домашней атмосферу, внутренности каждой комнаты имеют какую-то изюминку: маленькую деталь интерьера, дизайн мебели или просто фасон и цвет обоев.
          Но это на первом этаже стационара, куда будут заселять собственно мам с детьми (таких четырехместных блоков тут восемь). На втором – зона строгого режима, вход посторонним туда строжайше запрещен. Там груднички, мамы которых на грани отказа.
          «Дело в том, что с подписанием отказных документов в роддомах зачастую не торопятся. В то же время держать маму с ребенком долгое время возможности там нет, – поясняет руководитель Департамента семейной и молодежной политики Людмила Гусева. – И мы предоставляем маме тот же полугодовой промежуток, в течение которого она получит возможность навещать ребенка, играть с ним и даже кормить его. А параллельно, работая с нашими психологами, окончательно определиться: отказаться от малыша или все-таки найти возможность воспитывать его».
          Из вышесказанного ясно, что этими профилями возможные методы и приемы работы центра далеко не исчерпываются. Важнейшая задача «Маленькой мамы» – предотвращение абортов у несовершеннолетних (беременных – разумеется, добровольно – тоже будут заселять в стационар). Планируют девушкам оказывать также услуги по профориентации, обучению по школьной программе и по адаптационной «стыковке» с собственными семьями (для тех, у кого есть родные и близкие). Кроме того, в ближайшее время заработают аналогичные «программы одного дня» с консультациями для лиц из «групп риска».
          А вообще, мегаполису давно нужна целая сеть подобных центров, каждый из которых специализировался бы на одной конкретной проблеме из целого букета причин, вызывающих социальное сиротство. И если со временем она сложится, значит, пилотный проект «Маленькая мама» был запущен не зря.
          Показалось, у его авторов вера в это присутствует. Пусть пока не очень громкая, пусть не с большой буквы – но она есть.

Газета "Вечерняя Москва"



От: Источник: Бабушкинский район СВАО Москвы 24.03.2011,  




Похожие темы:



« Вернуться
Предыдущая и следующая статья:
« Деловая миссия в ПарижНелегалы на Рябиновой »