Стили мебели
  
  Викторианский
  
  якобианский
  
  колониальный
  
  стиль мебели королевы Анны
 
  стиль Вильгельма и Марии
  
  эпоха Георга I и Георга II
  
  Азия, Япония
  

наши рекомендации:


Опубликовано: Апрель 18, 2012

«Проводить тендер на написание оперы - смешно»


Реставраторы считают катастрофической ситуацию с восстановлением исторического наследия

О разрушительных последствиях пресловутого 94-го федерального закона (предусматривает размещение государственных заказов исключительно через тендеры) периодически заявляют представители разных профессий.

На прошлой неделе свой голос к хору добавили реставраторы: представители нескольких авторитетных реставрационных центров собрались, чтобы привлечь внимание к бедственному положению отрасли.

- За последние 10 лет Россия потеряла 2500 памятников архитектуры, - привела печальную статистику ученый секретарь Совета по наследию Союза архитекторов России Ирина Заика, выступая перед журналистами в агентстве «Росбалт». - Не последнюю роль в этом сыграл принятый в 2005 году 94-ФЗ. На конкурсах стали побеждать компании, предлагающие самые низкие цены. Вопрос качества проекта - второстепенный.

Больше всего удивляет реставраторов периодичность проведения тендеров: конкурс на один и тот же объект устраивается ежегодно. То есть год работала одна фирма, на следующий пришла другая, затем - третья. В итоге к концу реставрации объект разваливают окончательно.

- Виноватых не найти. Получается по Райкину: «К пуговицам нет претензий? Нет». Я занимаюсь деревянным зодчеством, и часто наши объекты находятся далеко на севере: чтобы поработать 3 - 4 дня, надо неделю ехать в один конец, - рассказывает архитектор-реставратор ФГУП «Спецпроектреставрация» Александр Волков. - Мы приезжаем и проводим полное обследование. Через год выигрывает другая компания. Новые реставраторы берут наши чертежи и ничего не понимают: не каждый возьмется прочитать натурное обследование, выполненное другим специалистом. Тогда частник идет по другому пути. Без глубоких разработок и знаний тенденций в деревянной архитектуре он делает поверхностный проект, и, когда в храме вскрываются следы более поздних наслоений, просто уничтожает уникальные детали. В результате памятник погибает.

Отдельная тема - восстановление живописи.

- Реставраторы специализируются по древней, поздней, клеевой монументальной живописи, по иконам и по картинам, - рассказывает директор межобластного научно-реставрационного художественного управления Министерства культуры РФ Сергей Филатов. - А лицензия выдается компании, если у нее есть реставратор по монументальной живописи вообще. Например, на древних полотнах могут работать специалисты только с очень большим стажем. Представляете, если на реставрацию «Троицы» Рублева вдруг будет объявлен конкурс и его выиграет непонятная фирма.

По словам Сергея Филатова, любая компания может купить лицензию на проведение реставрационных работ за 650 тысяч рублей. Многие специально создают фирмы исключительно с одной целью: участвовать в аукционе. А затем передают объект на субподряд другим исполнителям. В законодательстве на генподряд выделяют 4% бюджета, чтобы поставили леса, сделали освещение, обеспечили бытовые условия. Но отчисления доходят до 40%, в результате многие виды работ из сметы просто вычеркиваются.

Архитектор-реставратор, лауреат Государственной премии РСФСР 1991 года в области архитектуры, генеральный директор ООО «Реставрационный центр - архитектура, производство, обучение» Александр Попов рассказал о срыве реставрации деревянной Ильинской церкви конца XVII века в Белозерске:

- К празднованию 1150-летия города объявили тендер на реставрацию церкви, которую нужно было закончить к ноябрю. Ни один профессионал, в том числе и моя компания, не возьмется сделать за 4 месяца то, на что по всем законам физики нужно два года. Если клей должен сохнуть неделю, то он будет сохнуть, хоть ты поставь 100 человек, которые будут на него дуть. А непонятные компании с радостью берутся за работу и, естественно, не успевают.

Случается, что реставраторы выступают в качестве прикрытия:

- Два года назад в Москве сгорели палаты Гурьева в Потаповском переулке, известные своей уникальной лепниной. Инвестор привел реставраторов, которые посбивали лепнину лопатами, причем даже в комнатах, которые не пострадали, и куда-то увезли - якобы для изучения. Таким образом, реставраторы нанесли зданию больший ущерб, чем пожар, - рассказывает «МП» координатор общественного движения «Архнадзор» Наталья Самовер.

- Если в 90-е памятники погибали от безденежья, то сегодня мы уничтожаем их своими руками, причем на деньги налогоплательщиков, - утверждает Александр Попов.

- Как я понимаю, ФЗ 94 был создан для типовых работ - прокладки дорог, выкапывания траншей, строительства жилья, не связанных с внедрением инновационных проектов. Реставрация совмещает в себе науку и искусство, - утверждает заведующий отделом древнерусского искусства Государственного института искусствознания Лев Лившиц. - Объявлять тендеры на реставрацию - все равно что проводить конкурс на написание «Сикстинской мадонны» или создание оперы.

По мнению Ирины Заики, средства реставраторам необходимо выделять в форме грантов. Кроме того, нужно создать аттестационную комиссию, которая бы выдавала аттестационные дипломы архитекторам-реставраторам и вела мониторинг за результатами работы каждой фирмы.

Униженные памятники

Вопреки пессимистичному настрою профессионального сообщества в сфере реставрации продолжают появляться инновационные проекты. Об одном из них «МП» рассказал профессор Московского государственного геолого-разведочного университета Евгений Пашкин. Особо ценные памятники он предлагает поднимать с помощью специальной технологии. По его мнению, это может спасти около 60 памятников архитектуры, которые со временем оказались на 2 - 3 метра ниже современной поверхности.

- Почему здания оказались под землей?

- Москва стоит на семи холмах. Ливни, наводнения многие столетия переносили грунт с высоких мест на более низкие. Другая причина - реконструкция города после пожаров и войн, когда приходилось укладывать новое покрытие поверх старого. Плюс хозяйственная деятельность. В результате нижние части зданий испытывают переувлажнение, динамические нагрузки, давление грунта. Под некоторыми памятниками проходит метрополитен. Старинные конструкции могут рухнуть или до такой степени ослабнуть, что древний материал придется полностью заменять новым. К тому же грунт около большинства памятников заасфальтирован - асфальт перекрывает земле доступ к кислороду. Благородную задачу поставил мэр Сергей Собянин: вымостить Москву тротуарной плиткой, то есть дышащим покрытием.

- Здания находятся в запущенном состоянии?

- Что касается храма Всех Святых, что на Кулишках, то специалисты Мосгоргеотреста еще в 1979 году установили, что фундаменты в аварийном состоянии. Раствор - уже не скрепляющий материал, его пальцем можно выбирать; известняк до такой степени выщелочен, что в него без труда можно воткнуть нож. Невооруженным глазом видно, как колокольня покосилась. Храм Федора Студита у Никитских ворот «сидит» в яме. Сейчас его немного раскопали, чтобы можно было сливать воду в городскую канализацию.

- У обычных домов та же проблема?

- Да. Но простые дома никто поднимать не будет: слишком дорогое удовольствие. А вот, например, на здание Дворянского собрания (ныне Дом союзов. - «МП») можно бы и раскошелиться, ведь внутрь проникают осадки, которые разрушают уникальный интерьер. Разве дворяне могли себе позволить подъехать на карете, войти в парадную дверь и затем спускаться вниз, как в подвал? Колонный зал унижен и оскорблен.

- Что вы предлагаете в качестве рецепта?

- Еще в 1984 году я начал разрабатывать проект подъема храма Всех Святых, что на Кулишках, который на 4 метра находится в земле. В начале 2009 года мы заключили договор с инвестором, заменили старый ленточный фундамент, который был очень пестрым по своей структуре, положили монолитную плиту. Она опирается на сваи и ребра жесткости, которые принимают на себя основную нагрузку. Теперь храм стоит, как на столе: никаких деформаций, трещин, проседания. Сейчас наша задача - по периметру храма сделать щель 1,5 м, с помощью которой оценим состояние стен нижнего яруса. Вполне возможно, что там могут оказаться участки, кладку которых придется полностью перебирать. Затем разработаем проект реконструкции и усилим нижний ярус: он настолько ослаблен, что поднимать здание в таком состоянии нельзя. Подъем планируем начать в 2012 году - на это понадобится всего месяц, здание будет подниматься на 130 мм в сутки. При этом службы в храме прерываться не будут.

- В Москве подобные работы проводились?

- В 30-е годы прошлого столетия в Москве подняли около десяти зданий, причем одно из них - пятиэтажное на улице Серафимовича - возвысилось на 1,85 м, а затем было передвинуто на 20 м. Есть множество примеров и на Западе: во Франции при помощи этого метода сохранили церковь Сан-Стефан в Люневиле, Сен-Жульен в Париже, здание старинной мэрии Витри-сюр-Сен. В Румынии в 1955 г. с помощью подъема была спасена церковь 16 века в г. Ребежешть, которую подняли на 3,5 м.

- После подъема зданий под землей, видимо, образуются дополнительные пространства. Их можно как-то использовать?

- Раньше у храмов были свои подземные пространства. Например, купец Никитников хранил товары в подземельях храма, который он построил. Сейчас наложили табу на новые постройки, предназначенные для утилитарных целей. А у храма Всех Святых, что на Кулишках, нет просфорни, крестильни для взрослых людей, ризницы, конференц-зала, постоянного помещения для школы и библиотеки. После подъема служители получат два этажа свободного пространства.

Светлана Волохина 



От: Источник: Московская перспектива 21.06.2011,  






Скрыть комментарии (отзывы) (0)

UP


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя: (или войдите через соц. сети ниже)

Комментарии и отзывы ( потяните за правый нижний край для увеличения окна ):
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться
Предыдущая и следующая статья:
« Не повторяется картина никогдаCoats! Max Mara, 60 лет итальянской моды »