Основные разделы:

 Мебель для спальни

 

 Мебель для детской комнаты

 

 Мебель для кухни

 

 Мебель для ванной комнаты

 

 

 Мебель для гостиной

 

 Мебель для кабинета

 

 Мебель для офиса

 

 Стулья, полукресла

 

 Мягкая мебель

 

 

 Стили мебели

 

 Кожаная мебель

наши рекомендации:


Опубликовано: Апрель 3, 2012

Красуйся, град Петров!

 

Документальный сериал (Россия, 2011 - 2012).

Мосты
У каждого разводного невского моста - своя сольная партия. Они гордо взмахивают своими крыльями - и это представление повторяется каждую ночь с весны до осени. Говорят, Нева, как зодчий, создает свой Санкт-Петербург. Здесь, на набережных, она - главный архитектор города.
  У каждого старинного петербургского моста - свои легенды, своя судьба. Аничков прославился великолепными скульптурами Клодта. В начале 19-го века появились цепные мосты. Грифонам с позолоченными крыльями доверили цепи Банковского моста, а на Львином - цепи держат львы... Архитектор Вильям Гесте навел чугунные мосты через Мойку. В те времена так не строили и в Европе.
Кажется, что вереница мостов и дворцов на набережных - воздушное кружево тончайшей работы. А бессонный шелест невской волны звучит для Санкт-Петербурга, как "звон путеводной ноты".

Доминико Трезини
Как Петропавловская крепость оказалась в самом центре Санкт-Петербурга? 1703 год. Идет Северная война. Петр Первый берет штурмом шведские крепости. Вот он - желанный выход в море! Но его нужно защищать. Где же поставить крепость? 
 Петр отправляется по Неве, чтобы изучить фарватер. И, к вечеру он пристает к острову посреди реки. Местные жители называли его Енисаари -  Заячий. С острова простреливаются оба рукава Невы и корабли с высокими мачтами видны издалека.
Архитектора Доминико Трезини пригласили в Россию, как военного инженера, в разгар Северной войны. Он подписал контракт, в котором оговаривалось, что "если воздух зело жесток будет здравию его, вредный, ему вольно ехать, куда он похощет"... Но он навсегда остался на Невских берегах и построил Петропавловскую крепость, Собор святых апостолов Петра и Павла и колокольню с ангелом.
 На островах в дельте Невы вырос царственный город Петра. Петербург стал кораблем, на котором Петр собирался войти в Европу. Но сначала появилась Петропавловская крепость. Говорят, если бы сохранились все чертежи Доминико Трезини, можно было бы представить лицо Петербурга петровского времени.

Зодчий Росси
Выпуск программы посвящен выдающемуся зодчему Карлу Росси и его Театральному ансамблю. Мы расскажем о судьбе архитектора, его жизни и заботах именно в том времени, когда строился этот грандиозный ансамбль. Имя Карла Росси, или как его называли в России, Карла Ивановича Росси долгое время пребывало в забвении, поэтому свидетельств о его частной жизни сохранилось немного. Однако некоторые документы позволяют нам восстановить черты характера и личности архитектора, его взаимоотношений с императором, с коллегами архитекторами, с мастерами и рабочими , на которых он опирался, сооружая свои великолепные ансамбли.  
Росси привнес в Петербург новое ощущение пространства, которого до него не было. В русской архитектуре фигуру, равную Росси, трудно назвать до сегодняшнего времени.
 В программе принимают участие: историк архитектуры Семен Михайловский и театральный историк, театровед Анатолий Чепуров

Тома де Томон
Торговый порт переместился на Стрелку с Петербургской стороны еще в последние годы царствования Петра I. И уже тогда здесь замелькали флаги всех государств и закипели страсти оптовых торгов.
Когда в 1800 году французский архитектор Жан Франсуа Тома де Томон впервые увидел Петербург, его поразила картина порта: шум, суета и теснота. С ненадежных дощатых пристаней срывались бочки, падали в воду тюки с поклажей, грозя купцам немалыми убытками. Как призрак на топком болотистом берегу мрачно высилась недостроенная Биржа Кваренги. И тогда Тома де Томон предложил свой проект новой Биржи.  
В программе принимают участие: сотрудник военно-морского музея Сергей Кривоносов, историки архитектуры Елена Боровская, Борис Кириков и Валерий Шевченко.  

Зодчий Василий Стасов
Василий Петрович Стасов прокладывал новые пути в зодчестве, он был архитектором периода, который у нас называли русским ампиром. Ему удалось, восстановить после пожаров не одно здание в Петербурге: Царскосельский дворец, а потом Зимний дворец, построенные Растрелли. Но Спасо-Преображенский собор В.П. Стасов строил фактически заново на месте сгоревшего более древнего варианта. В ограде собора архитектор использовал военные трофеи, турецкие пушки, захваченные во время победоносной войны России с Турцией. В программе участвуют: иерей Спасо-Преображенского собора, отец Сергий Савченков и историк искусства Николай Микишатьев.

Огюст Монферран
Программа посвящена архитектору, французу по происхождению, Огюсту Монферрану, который прославил свое имя строительством Исаакиевского Собора. Несмотря на выдающееся дарование, у Монферрана были сложные отношения с Комитетом по градостроительству, с императорами Александром I и Николаем I и архитекторами, которые работали в это время в Петербурге. Речь в программе пойдет и о личной судьбе Монферрана.

Зодчий Винченцо Бренна
"Забвенью брошенный дворец...", - с горечью назовет Александр Сергеевич Пушкин замок, который создал в Санкт-Петербурге итальянский зодчий Винченцо Бренна по заказу Павла Первого. Какая богатая "палитра" была в руках у главного архитектора Михайловского замка! Однако молодой император Александр Первый решительно изгонял из своей жизни все, что напоминало бы ему о страшной кончине отца. Уже 19 марта 1801 года новый император подписал указ: "Приостановить отделку залов..." в Михайловском замке. Отсюда выносили золоченую мебель, вырезали бархатные драпировки, выламывали паркет... Узнав об этом, Винченцо Бренна едва не сошел с ума от горя.

Зодчий Иван Старов
Передача рассказывает о судьбе архитектора Ивана Старова в годы строительства дворца для светлейшего князя Потемкина Таврический дворец должен был стать архитектурной одой военному гению Потемкина и русскому оружию, давшему стране выход к черноморским берегам, а стал образцом дворянского усадебного строительства: портик, купол над входом и два флигеля. В программе принимают участие: архитектор Никита Явейн, историк архитектуры Борис Кириков, генеральный секретарь МПА СНГ Михаил Кротов.

Зодчий Андрей Штакеншнейдер
Мариинский - первый дворец, созданный в Санкт-Петербурге архитектором Андреем Штакеншнейдером. Петербуржцы недоумевали: зодчему всего 36 лет, а уже царский заказ! Многих смутил строгий серый фасад дворца - ни пестрых украшений, ни тяжелых кариатид, все просто, даже "сурово". Но открываются ясеневые двери и гости в изумлении: перед ними - итальянское палаццо. Стиль дворцов Андрея Штакеншнейдера окрестили эклектикой. Зодчий строил дворцы так, будто жил во времена барокко, готики, ренессанса... 
 
Бартоломео Растрелли
Начиная с петровских времен, на набережнойСанкт-Петербурга, был построен не один зимний дворец. Менялись императоры, менялись вкусы, менялись и требования. Зимние дворцы возникали и разрушались. Идея построить дворец небывалого масштаба принадлежала архитектору Растрелли. Он полагал, что прежний уже не соответствовал своему назначению - императорской резиденции великой державы. Известный авантюрист Маркиз де Кюстин, побывав в Петербурге, говорил: "Зимний поражает, ибо по размерам своим он равен Лувру и Тюильри, вместе взятым". Постройка Растрелли в этом плане обладает колоссальнейшим запасом эмоциональной прочности и до сих пор сочетается с образом великой державы. В программе принимают участие: искусствоведы Юрий Соколов, Людмила Воронихина, Лев Летягин.

Зодчий Антонио Ринальди
Когда императрица Екатерина II готовилась расстаться со своим фаворитом, князем Григорием Орловым, она решила построить для него роскошный дворец на набережной Невы: так она хотела отблагодарить князя за помощь в ее восшествии на престол. С расходами на строительство государыня не считалась, и создатель дворца, архитектор Антонио Ринальди, смог осуществить свою мечту: он построил первое в Петербурге здание, полностью облицованное натуральным камнем. В программе принимают участие: архитектор Никита Явейн, профессор кафедры минералогии Андрей Булах, реставратор Кирилл Дерец, часовщик Олег Зигнатуллин.
 
Зодчий Александр Пель
Из архитектурного наследия Александра Христофоровича Пеля до наших дней дошла только десятая часть, хотя в его послужном списке значится более полутысячи построек. Его называли зодчим Литейной части. Именно там он работал больше всего, в основном возводя доходные дома.
В передаче рассказывается об одном из самых ранних произведений зодчего - особняке Гагарина - Половцова ныне Доме архитектора. Ничем особенным в ряду других по Большой Морской этот дом не выделяется, хотя и был он построен в   двух шагах от Исаакиевского собора и Мариинского дворца. Но обманчивая скромность особняка таила неожиданное. Стоило зайти, подняться по парадной лестнице и глазам представали роскошные и замысловатые интерьеры давно минувших веков...
В передаче принимают участие: историк архитектуры Борис Кириков; президент Санкт-Петербургского Союза архитекторов, вице-президент Союза архитекторов Российской Федерации, народный архитектор России Владимир Попов и потомок семьи Пелей - Наталия Пиценко.

Зодчий Леонтий Бенуа
Здание Певческой капеллы в Петербурге было построено архитектором Леонтием Бенуа. Как задумывался проект, почему решили строить капеллу именно на этом месте, какие службы расположились во дворах, - обо всем этом расскажут ведущий - артист Сергей Дрейден, художественный руководитель капеллы, народный артист СССР Владислав Чернушенко, искусствоведы Борис Кириков, Владимир Фролов.

Зодчий Андрей Воронихин
Казанский собор - архитектурный дебют Андрея Воронихина в Санк-Петербурге. Павел Первый велел построить собор за три года. Мартовским утром 1801 года Петербург потрясла весть - переворот! Павел Первый убит. Как новый император, Александр Первый, отнесется к замыслам отца? Но средства из казны уже получены. И, как только земля оттаяла, начали рыть котлован... Сколько "воды утекло" с тех пор! Мраморный пол храма лучится, отражая в своем рисунке небесные линии купола. Пространство храма, нанизанное на "пропетые" зодчим колоннады, кажется непостижимо просторным, как пространство жизни!..

Зодчий Джакомо Кваренги
За 37 лет пребывания в России итальянец Джакомо Кваренги успел немало: построить здание Академии Наук и Эрмитажный театр, дворец Юсуповых на Садовой улице и Мариинскую больницу на Литейном проспекте, здание Ассигнационного банка и дом Салтыкова-Гротена. Но лучшей постройкой всей своей жизни зодчий по праву считал Смольный институт благородных девиц. Программа расскажет о жизни замечательного зодчего и об этапах строительства Смольного, который первоначально возводился, как дом для одиноких вдов.
В передаче принимают участие: историки архитектуры Борис Кириков и Сергей Семенцов, архивист Ольга Крстич.

Архитектор Савва Чевакинский
О возведении архитектором Саввой Ивановичем Чевакинским Николо-Богоявленского собора в Санкт-Петербурге. Этот храм - один из самых знаменитых в городе на Неве. Он построен не на государственные средства, а на народные пожертвования. Среди главных жертвователей - знаменитый заводчик Порфирий Демидов. Биографических сведений об архитекторе Чевакинском почти не сохранилось, архив его семьи погиб в пожаре, однако то что удалось найти, свидетельствует о человеке талантливом, преданном своему делу. Возведение собора стало для Чевакинского главным делом жизни. Здание построено в стиле русского барокко, утвердившегося в России в середине XVIII века. В программе принимают участие: настоятель собора, протоиерей Богдан Сойко, иерей Григорий Евтушенко, историк искусства Юрий Соколов.

Зодчий Лео фон Кленце
Есть ли у нас в Санкт-Петербурге хотя бы одно здание, которое было построено по переписке? "Как это, - удивится внимательный зритель, - разве такое возможно"? Оказывается, возможно. Именно такой случай произошел со зданием Нового Эрмитажа, которое построил архитектор Лео фон Кленце. Мы сейчас и представить не можем нашего города без знаменитых атлантов, поддерживающих портик главного входа, но были времена, когда об их существовании никто не подозревал. Как же это строительство по переписке происходило, расскажут главный архитектор Эрмитажа Валерий Лукин и старший научный сотрудник Эрмитажа М. Ильина. Текст за кадром читает артист Сергей Дрейден.

Александр Кокоринов
Александр Кокоринов - один из архитекторов Академии художеств, прожил яркую, но короткую жизнь. Проект Академии рождался в атмосфере больших надежд. Здание должно было стать образцом эстетики и вкуса - ведь здесь будут формироваться суждения о прекрасном и дурном в искусстве. Мировая практика не знала примеров строительства подобного учебного здания. Увы, замысел архитектора не только не был реализован полностью, но сам он не дожил до окончания строительства. Скоропостижная и загадочная смерть оборвала жизнь талантливого зодчего. В программе принимают участие: ректор Института им. Репина Семен Михайловский, художник-монументалист Иван Уралов, искусствовед Екатерина Савинова.

Зодчий Альфред Парланд
Кажется, только чудом мог оказаться в центре Санкт-Петербурга храм Воскресения Христова. Его облик - восхитительная цитата из допетровской Руси: фигурные наличники, кокошники, изразцы... Второе имя у этой церкви - Спас на крови. Потому что храм стоит именно там, где в марте 1881 года разыгралась страшная трагедия - на набережной Екатерининского канала, обагренной кровью императора Александра Второго.
Известие о гибели царя потрясло всю Россию. Александр Третий решил поставить в Санкт-Петербурге храм-памятник, исполненный в духе московско-ярославских церквей XVII столетия. А второе условие - та часть набережной, куда упал смертельно раненный император, должна оказаться под сводами церкви.
Именно поэтому архитектору Альфреду Парланду пришлось поставить храм буквально над водой. Зодчий решился на смелый эксперимент. Он изменил береговую линию канала. Она выдвинулась в воду на 8 метров. Под храмом создали сплошную бетонную подушку...

Зодчий Александр Померанцев
Об одном из малых особняков, которые украшают периферийные улицы Санкт-Петербурга - дворце на Фурштадтской. Александр Померанцев строил особняк, прежде всего, как дом для жизни семьи. Мастер последнего этапа эклектики, просветитель, новатор в использовании современных строительных материалов и технологий, Померанцев сделал замечательную и быструю карьеру. За 10 лет от простого преподавателя до ректора Императорской Академии художеств. Круг его общения - это братья Васнецовы, композитор Римский-Корсаков, балерина Агриппина Ваганова, критик Владимир Васильевич Стасов, архитектор Щусев, художники Нестеров и Билибин. В программе участвуют: правнучка архитектора Елена Сорокина и историк искусства Юрий Соколов.

Зодчие Франческо Фонтана, Иоганн Готфрид Шедель, Жан-Батист Леблон
Первый каменный дворец в Санкт-Петербурге был построен для князя Александра Даниловича Меншикова. Дворец стал местом ассамблей, приема послов и проведения свадеб знатных дворян. Глядя на это здание сегодня, не скажешь, что это творение трех архитекторов, приехавших из разных стран: итальянца Франческо Фонтаны, немца Иоганна Готфрида Шеделя и француза Жана-Батиста Леблона. Как же зодчим удалось создать такое гармоничное произведение в архитектуре? Об этом расскажут: историк архитектуры Екатерина Станюкович-Денисова; историк искусства, реставратор Юрий Трубинов; архитектор, автор проекта реставрации Меншиковского дворца Григорий Михайлов. Закадровый текст читает С. Дрейден.

Зодчий Гавриил Барановский
Преподаватель, издатель, энциклопедист, один из самых прогрессивных русский архитекторов начала XX века, Гавриил Барановский оставил после себя множество удивительных зданий и одну единственную фотографию. Судьба этого революционера от архитектуры - череда споров и скандалов, восторгов и побед. Барановский долгое время слыл мастером "помпезного модерна". Сломать этот стереотип оказалось не просто. Но Барановскому удалось. Он возводит дом для Русского географического общества, приют путешественников - необыкновенное здание, полное загадочного очарования и смелых архитектурных находок. 

Зодчие Андрей Михайлов, Ипполит Монигетти, Андрей Белобородов
В середине XVIII века французский зодчий Жан-Батист-Мишель Валлен-Деламот создает на набережной Мойки дворец для Петра Шувалова. В 1830-м году усадьбу приобретают Юсуповы. Особняк перестраивает и «одевает» по последней моде архитектор Андрей Михайлов. В руках другого зодчего - Ипполита Монигетти, дворец преобразился, как первый «денди» в Санкт-Петербурге. В 1914 году Феликс Юсупов-мл. приглашает во дворец начинающего архитектора Андрея Белобородова. Зодчий показывает созданные им комнаты Александра Бенуа и тот говорит: «Эка, батюшка, и намудрили вы здесь. Это просто рокамболь какой-то. Что-нибудь здесь да и произойдет». Пророческие слова!

 

источник: tvkultura.ru



От: marina51,  1276 просмотров


-

Скрыть комментарии (отзывы) (0)

UP


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя: (или войдите через соц. сети ниже)

Комментарии и отзывы ( потяните за правый нижний край для увеличения окна ):
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на изображении выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.


Похожие темы:



« Вернуться

Мебельные магазины Москвы и Московской области

 A Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т Ф Ц Ч Ш Э Ю Я A - Z

 

Предыдущая и следующая статья:
« В Эйндховене проходит Неделя голландского дизайнаО реставрации Турецкой бани в «Царском Селе» »